Угрызения Совести (Remords)

Переживаемая в реальном печаль из-за прошлой провинности, собственного рода рвение пристыдить себя самого. Угрызения совести могут проявляться с большой силой, но к числу добродетелей это чувство не относится. Совместно с тем оно имеет отношение к морали, так как содержит внутри себя факт оценки (болезненное понимание собственного дурного поступка). Угрызения совести напоминают Угрызения Совести (Remords) ностальгию по добру. Если к ним добавляется воля к исправлению содеянного, обращаются в раскаяние.

Удивление (Étonnement)

В традиционном, подчеркнуто глубочайшем смысле слова – чувство изумления либо оцепенения, вызванное неожиданностью. В современном значении – чувство, порожденное не только лишь внезапностью, да и странноватым либо загадочным нравом наблюдаемого явления. Конкретно в Угрызения Совести (Remords) этом смысле удивление характерно философии, которую больше интересует не то, что ново либо внезапно, а то, что типо противоречит тривиальному и обычному. Философ удивляется тому, что совсем не поражает (либо больше не поражает) других его современников. Конкретно удивление подвигло первых мыслителей к философским размышлениям, как оно движет ими и Угрызения Совести (Remords) сейчас, отмечал еще Аристотель («Метафизика», книжка 1-ая (А), глава 2). То же самое, хоть и спустя 25 веков, с блеском обосновывает Жанна Херш («Философское удивление», «История философии»). К примеру, существование мира умопомрачительно не поэтому, что мир неожиданен и непредсказуем, но поэтому, что он погружает наш разум, стоит ему задаться теми либо другими Угрызения Совести (Remords) вопросами, в недоумение, доходящее вправду до оцепенения. Почему быстрее существует что-то, ежели ничто? То же самое касается и нашего собственного существования в мире. «Когда я задумываюсь над краткостью собственной жизни, – пишет Паскаль, – с 2-ух сторон пожираемой прошлой и будущей вечностью, когда я вглядываюсь в то крохотное место, которое занимаю Угрызения Совести (Remords), и даже то, которое вижу, теряющееся в непомерной огромности пространств, мне неизвестных и не ведающих обо мне, я чувствую испуг и удивление: почему я тут, а не там? Ведь нет никакой предпосылки, почему существует “тут”, а не “там”, почему я существую на данный момент, а не тогда Угрызения Совести (Remords)? И кто меня сюда засунул? По чьему приказу и прихоти это место и это время оказались предусмотрены мне?» Избавиться от этого удивления можно только при помощи оптимального разъяснения, когда оно может быть, либо в силу привычки. Вот почему философия не только лишь не избавилась от него, но вновь и вновь к Угрызения Совести (Remords) нему ворачивается.

Наслаждение (Plaisir)

Один из главных аффектов, в силу этого тяжело поддающийся определению. Выскажемся так: наслаждение есть аффект, противостоящий боли, доставляющий нам удовлетворенность, вызывающий одобрение; это приятное воплощение желания.

Несложно увидеть, что это желание далековато не всегда значит нехватку чего-либо (возьмем, например, эстетическое наслаждение) и не непременно Угрызения Совести (Remords) предшествует чувству ублажения (приятный запах, прекрасный пейзаж либо отменная новость воспринимаются мной как наслаждение, хотя я ни о чем схожем и не помышлял). Спиноза мог бы сказать в этой связи, что подобные наслаждения все таки согласуются с моей способностью существовать (conatus) ; мы скажем, что они согласуются с моей способностью Угрызения Совести (Remords) услаждаться, действовать и ликовать, по другому говоря, вправду с моим желанием, но понимаемым как неопределенная потенция. С этим я совсем согласен, и конкретно поэтому всякое наслаждение относительно. Мы хотим ту либо иную вещь не поэтому, что она нам мила; она мила нам конкретно поэтому, что мы ее хотим Угрызения Совести (Remords), т. е. поэтому, что она согласуется с нашим желанием. Почему бы тогда не найти наслаждение как обычное ублажение желания? Так как ублажение желания не непременно приносит наслаждение: курильщикам отлично понятно, что далековато не любая сигарета и даже не любая затяжка – наслаждение. Точно так же любой из нас знает, что 1-го Угрызения Совести (Remords) желания жить не достаточно, чтоб жизнь стала легкой и приятной.

Наслаждение «мы познаем как 1-ое благо, прирожденное нам», утверждает Эпикур. Позже он, правда, добавляет: «Не всякое наслаждение следует выбирать» (Письмо к Менекею). Дело в том, что многие люди доставляют для себя и другим больше зла, чем добра Угрызения Совести (Remords). Вот почему гедонизм имеет свои пределы. Очевидно, наслаждение есть «первое благо», отвечающее нашей природе, «принцип выбора 1-го и отказа от другого», в конце концов, «цель счастливой жизни» (там же). Но это справедливо далековато не для всякого наслаждения и даже не непременно для самых сильных наслаждений. Мы вынужденно стоим Угрызения Совести (Remords) перед выбором, и там, где идет речь о нас лично, нас ведет благоразумие, там, где идет речь о других людях, – мораль. Это не означает, что мы отказываемся от наслаждения, это означает только, что нереально «жить с наслаждением, забыв о благоразумии, честности и справедливости» (там же, 132). Наслаждение – цель, но не путь к Угрызения Совести (Remords) цели.

Разум (Esprit)

Способность мыслить, направленная на реальное, универсальное либо забавное.

В этом смысле слово «ум» всегда употребляется в единственном числе (ср. с выражением «брожение умов», в каком очевиден ироничный колер). Дело тут в том, что правда в мере собственной постижимости всегда одна для всех. Вот поэтому она Угрызения Совести (Remords) свободна (не подчинена ничему, даже мозгу, в каком происходит процесс мышления) и способна нести свободу. Вот эта свобода, которая является не свободой субъекта, но свободой разума, и есть разум.

Заблуждение считать разум субстанцией, но не наименьшее заблуждение созидать в нем незапятнанное ничто. Мозг не гипотетичная данность, писал Ален, – ведь тот факт Угрызения Совести (Remords), что мы мыслим, неоспорим. Но это и не субстанция, ибо он не может существовать сам по для себя. Скажем лучше, что мозг – это тело в действии, в той мере, в какой он обладает правдой в потенции.

В потенции, но не в действии. Ни один мозг не равнозначен правде; ни Угрызения Совести (Remords) одна правда не равнозначна разуму (это был бы Бог). Вот почему разум колеблется во всем, в том числе внутри себя самом. Он знает, что он не знает либо знает очень не много. Время от времени это его беспокоит, время от времени – смешит. Это два метода (размышление и Угрызения Совести (Remords) хохот) сохранить верность для себя, не впадая в самоуверенность. Судя по всему, мозг, имеющийся в этих 2-ух формах, является свойством, присущим человеку. Сразу разум является и добродетелью, ибо помогает преодолеть фанатизм и тупость.

Умеренность (Modération)

Чувство меры (Мера) в идей и поступках. Не следует путать умеренность с мелочностью Угрызения Совести (Remords).

Умеренный республиканец остается таким же приверженцем республиканских ценностей, как самый конкретный экстремист, презирающий его и ведущий с ним борьбу. Мне могут сделать возражение, что выражение «умеренный революционер» содержит внутри себя внутреннее противоречие. Я в этом не уверен (вспомним Кондорсе (231) либо Демулена (232)). Но, будь это так, нам пришлось бы признать Угрызения Совести (Remords), что всякая революция есть эксцесс, а означает, правы консерваторы и реформисты.

Умеренность не есть понятие, обратное силе, величию либо радикализму. Умеренность противоборствует только чрезмерности и злоупотреблению. Вот почему она всегда и во всем приветствуется. «У мудрости есть свои эксцессы, – гласит Монтень, – и она не меньше безумия нуждается в Угрызения Совести (Remords) умеренности».

Умирание (Mourir)

Переход в последнее состояние, в каком ничего не происходит. Вот почему нельзя сказать: «Я умираю».

Человек агонизирует (ведь умирающие, как досадно бы это не звучало, остаются живыми), а позже становится мертвым (но мертвых больше нету на этом свете). Умирание есть акт без субъекта, ну и без акта – это Угрызения Совести (Remords) круги на воде судьбы, воображаемая фантасмагория самолюбия, хоть и очень болезненная. Тело испускает дух подобно тому, как испускает газы, вот, фактически, и все, что происходит, а противятся этому только сами выходящие газы. Но разве необходимо телу волноваться о том, что выпустил на волю его кишечный тракт?


uhod-za-vodyanimi-bujvolami.html
uhod-za-yahtoj-vo-vremya-navigacii-pravila-hraneniya-imushestva-v-yahte-i-ellinge-pravila-chistoti-i-gigieni-ekipazha.html
uhodit-s-linii-startovogo-osmotra-ili-menyat-mesto-v-stroyu-bez-razresheniya-instruktora-zapresheno.html